Записки истерички 5. Светкин братец. или «Путешествие за мечтой».

Светка скакала в коридоре на одной ноге, напрочь позабыв, что в одном носке одетом наизнанку и что, мягко говоря, давно «не девочка». Попрыгав с полминуты, она повисла на шее у огромного здоровяка с бородой и в тельняшке. «Ну, чистый митек!» подумал бы любой петербуржец, глядя на здоровяка.

Андрей уже вышел из комнаты, услышав вопль жены: «Братец приехал!» и стоя в дверном проеме, улыбался, глядя на странную картину.

Знакомьтесь! Ухабов Валерий Александрович – двоюродный брат Светки.

Здоровяк с бородой, раскачивал Светку как палку колбасы, а та визжала от восторга.

Успокоившись, Светка, опустилась на землю и подошедший Андрей начал церемонию здорования или скорее братания с «митьком». Это зрелище выглядело не менее забавно. Андрей не был маленьким мужчиной, но Светкин брат Валера не уступал по габаритам их шкафу в прихожей. Андрея спасла ловкость, и, вывернувшись, он поймал руку Валеры. Встреча закончилась простым твердым мужским рукопожатием.

Так! Мальчики! — сказала Светка, попрыгав на одной ноге в кухню – Разгребайте чемоданы, а я готовить!

Ааааа, — уже выглядывая из проема кухонной двери, протянула Светка – Андрюша, организуй спальное место для Валеры и все такое.

Андрей кивком ответил жене и, увлекая Валеру за собой в дальнюю комнату, помог ему транспортировать рюкзак типа «альпинист».

Слушай, где ты такой раритет раскопал? — указывая, на уже доставленный рюкзак, спросил Андрей Валеру, — сейчас же все на колесах!

— «Раритет», это ты точно подметил! Еще батька мой с ним в тур-походы ходил в годы своей юности!

— Мальчикииии! – послышался Светкин голос из кухни.

— Пошли, — обняв за широкое плечо Валеру, сказал Андрей, намереваясь вести родственника в кухню, — Света ждать не любит!

— Это точно! Она ж вечно бежит как паровоз! – разразившись зычным хохотом, — сказал Валерий.

— Минутку подождет! – и, подмигивая Андрею, Валера извлек из сумки сверток с копченой скумбрией.

— Светка, помниться, ее обожала! – добавил «большой брат».

Прихватив сверток, оба проследовали на кухню, из которой уже доносились запахи.

Усевшись за стол «мальчики» внимательно наблюдали как, мурлыча себе под нос «шаланды полные кефали» Светка виртуозно «разбрасывала» по столу тарелки, заполняя их тушеной картошкой с мясом.

— Какая разная у меня жена! – ухмыляясь себе под нос, подумал Андрей.

Встреча с братом оживила в Светке сорванца из детства, и это отразилось в ее манерах.

Даже за стол она уселась, поджав ногу под себя, как когда-то в детстве.

— Ну, рассказывай! – буквально хором обратились супруги к Валере.

И тут же дружно рассмеялись, глядя на то, как Валерка заглатывает картошку с хлебом, торопясь им ответить.

— Да ты прожуй сначала! – сказал Андрей, похлопывая родственника жены по руке, давая таким образом понять, что с ответом можно повременить.

Светка в свою очередь помахала на кузена руками, подтверждая, что можно не торопиться.

— Еееешь! Потом поговорим. — сказала она улыбаясь.

После трапезы, все собрались в большой комнате, но вместо расспросов о том, что же привело Валерку в большой город, невольно придались воспоминаниям детства.

Воспоминания сопровождались дружным хохотом.

Закончив хохотать над тем, как Валера Свету на их свадьбе с Андреем украл и посадил в бочку, из которой ее потом вся родня вытаскивала, что, по мнению Валерки «родственников сплотило в едином порыве», Андрей, наконец, обратился к кузену жены.

— Ну, так, каким ветром тебя к нам?

— Ээээ… — протянул Валерка.

— Даже не знаю, как сказать… — начал он.

— Да уж говори как есть! – выпалила Светка.

И Валерка начал, откровенно огорошив родственников.

— Помнишь, — сказал он, обращаясь к сестре, — была у меня мечта!

Светка, заулыбалась, всматриваясь в задумчивые, ставшие вдруг бездонными, голубые глаза брата.

— Помню. – Почти шепотом сказала она.

Короче, решил я ближе к большой воде перебраться и уже созвонился с владельцем яхт-клуба!- торжественно заявил Валерка.

— Завтра с ним встреча – добавил он.

Светка хорошо помнила Валеркину мечту и рассказывала еще до замужества о ней Андрею, поэтому и он, услышав о «валеркиной мечте», понимающе улыбнулся.

Валерка мечтал лет с трех о море и яхтах.

Он был главным пиратом в маленьком дворике городка, где он жил с родителями.

Когда Валерке исполнилось три года, его отец попал в аварию и скоропостижно скончался. Валерку воспитывала мама, которая приходилась сестрой Светкиной, а позже к воспитательному процессу присоединился отчим, с которым у Валерки были довольно прохладные отношения.

Став совершеннолетним Валерка, обняв мать, объявил ей, что «отправляется в путешествие за мечтой».

Он не забыл детской мечты и намеревался посвятить себя морю. Собрав уже знакомый читателю рюкзак, Валера уехал из дома.

Мать лишь иногда получала телеграммы то из одного города, то из другого. География Валеркиных путешествий охватывала не только Россию, но и многие республики бывшего СССР.

Раз в полгода Валерка появлялся весь в щетине и с рюкзаком, ошарашивая мать прямо с порога. Он был большим любителем сюрпризов, которые снова и снова испытывали материнское сердце на прочность.

Тетя Марина (так Светка с детства звала мать Валеры) только охала и оседала на диван, каждый раз, неожиданно обнаруживая появление «блудного сына» на пороге дома.

 Два года назад ее не стало.

Светка понимала, что эти два года были непростыми для ее мечтательного брата, и сейчас тихо радовалась, что братец «отгоревал» и снова был полон энтузиазма и желания жить.

— В общем, ребята, — заключил Валерка, — дураком буду, если мечту не осуществлю! Сейчас мне, похоже, везет. А железо, сами понимаете, надо ковать пока горячо!

В течение двух недель Валера жил у Светки с Андреем.

Дни проходили рутинно. Валерка вечно пропадал по своим «морским делам», а Светка с Андреем как обычно работали.

Вечерами все собирались за общим столом и Валерка со свойственным ему юмором, рассказывал о том, как удачно он провернул ту или иную сделку.

Было весело и шумно.

Валерка продал дом, который достался ему от матери и «решил рискнуть». Он собирался обзавестись собственной яхтой. В этом ему помогали старые приятели по морским делам.

Но, если первые три дня прошли спокойно, и общее веселье компенсировало некоторые неудобства, связанные с пребыванием «большого брата», то к концу недели Светка почувствовала себя разбитой, а Андрей начал раздражаться «по мелочам».

В субботу Валерка предупредил, что вернется поздно, и Света с Андреем, усевшись ужинать долго молчали.

— Да что мы как дети, в самом деле! – нарушил молчание Андрей.

— Свееет, твой ведь родственник, надо с ним поговорить.

— Мдаааа – протянула Светка.

— Обидеть не хочется, а поговорить надо… — промямлила тут же она.

— Ты уже синяя вся от недосыпов! – возмутился муж, глядя на жену строгим учительским взглядом, так, будто она провинившийся школьник.

Дело в том, что Валерка в своей простоте был способен довести кого угодно до белого каления, что сердечной любви к нему не отменяло.

Но, Валера жил у родственников, не изменяя своим привычкам, и Светка то и дело собирала по квартире вещи, напоминавшие о пребывании родственника: зубочистки, носовые платки и даже носки ежедневно пополняли коллекцию Светкиных «находок».

Но еще кошмарнее были ночи, и если крепкий сон Андрея защищал его от вторжения, то Светка с неделю по полночи вертелась с боку на бок, силясь уснуть.

Не смотря на то, что брату была предоставлена отдельная комната, Светка ночами не высыпалась.

Валерин храп в полной мере соответствовал его габаритам и каждая ночь с гостем в соседней комнате, сопровождалась звуками, которые Светкино ухо воспринимало то как рокот грома, то как землетрясение.

Этим же вечером на семейном совете было принято решение исправить ошибку и поговорить с Валерой, очертив границы его возможностей в квартире супругов.

Эту ответственность супруги разделили следующим образом: Светка дала понять брату, что у них с мужем к нему серьезный разговор и это их общее решение, а Андрей сам разговор взял на себя, аргументировав это тем, что «разговор должен быть мужской и без лишних эмоций.

— Я все понял, ребята! – без обид сказал Валера, выслушав обоих хозяев жилища.

Он пообещал Свете, что постарается побыстрее ретироваться, тем более, что его дела подходили к завершению.

В течение двух дней до отъезда Валерка даже честно старался не разбрасывать вещи, и, когда понял, что «привычка сильнее его», попросил Андрея помочь.

Шурин предоставил ему контейнер для офисной бумаги, куда Валерка исправно бросал все, что потом обещал увезти с собой.

Вопрос с храпом оказался более сложным и Валерку поместили на раскладушку на кухню, которая была удалена от спальни супругов, обязав гостя, складывать и белье и раскладушку каждое утро к семи утра.

Кстати, более ранний подъем, ускорил решение Валеркиных дел.

В конце второй недели, в пятницу вечером, вернувшись в работы, супруги обнаружили на столе записку, примотанную к просаленному свертку со скумбрией:

«Не серчай на брата, сестрица! Тебя люблю, Андрюху уважаю! Вы все правильно сделали и спасибо, что приютили. Теперь у меня есть свой дом под парусом. Отплываю завтра в 7.00. от причала яхт-клуба (адрес у Андрюхи есть).

В субботу утром оба примчались по адресу провожать путешественника, который, в окружении таких же романтиков поднимал паруса на яхте под названием «Мечта».

Валерка затискал плачущую Светку в объятиях, дав клятву присылать телеграммы и писать на мейл, если будет возможность, и крепко пожав руку Андрею, взял с него слово «беречь Светку и ее сон».

Постояв на берегу некоторое время, Света и Андрей, обнявшись, побрели к дому, в очередной раз они пришли к выводу о том, как важно не замалчивать неудобства и разговаривать друг с другом, и в том числе с неожиданными родственниками.

В воскресенье во время уборки под кроватью они обнаружили бумажный парусник, скрепленный зубочисткой на котором было написано «МЕЧТА».

— Да, в своих мечтах мы навсегда остаемся детьми… — произнес Андрей, усадив жену на колени.

— А у тебя какая была мечта? – спросила Светка мужа, хитро заглядывая ему в глаза.

— Моя? – так же хитро улыбаясь, спросил Андрей.

— Угу. – сказала Светка, добавив, «сбылась?».

— Да. — Сказал Андрей, крепче обнимая жену и глядя ей в самую душу.

— И моя сбылась! – зашептала Светка.

Оба промолчали о том, что и так хорошо знали. Им не нужны были ни слова, ни доказательства.

Источник

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: